Екатерина Сигитова (f3) wrote,
Екатерина Сигитова
f3

Category:

Дети и родители, пациенты и врачи. Что же из этого следует?

Как же чувствует себя после всего этого ребёнок?

Неудивительно, что вследствие вышеперечисленного ребёнку некомфортно, страшно и плохо. Он бессознательно боится родителя. Он чувствует себя вечно виноватым уже в факте своего существования и связанных с этим проблемах родителя - ну и конечно, во всём, что хоть как-то может отяготить жизнь другим людям, даже если это совершенно обычные чувства, поступки, слова. Ему постоянно стыдно, он всегда чувствует себя недостаточно хорошим, негодным и не заслуживающим быть – и готов на всё, чтобы получить от родителя что-то позитивное. Он находится в хроническом дефиците внимания к себе и к своему внутреннему миру, особенно в критических ситуациях - из-за чего часто чувствует себя брошенным. Он беспомощен и зависим (часто выученно, т.е. фактически обладая ресурсами и возможностями, но боясь их применить) - и вследствие этого дико тревожен, потому что не может ничем в своей жизни управлять. Он избыточно контролируем и опекаем, он чувствует себя затюканным и несвободным, и в то же время - никому не интересным, не стоящим внимания. Он не знает, где кончается он и начинаются другие, он не имеет внутренних опор, он не слышит сам себя и не знает, что для него хорошо, а что плохо – потому что привык к навязанному мнению. Он пытается жить в соответствии с представлениями других о том, как надо, что хорошо и что плохо – и чувствует себя ничтожеством, когда это не получается.

И так далее, и так далее, и так далее…

По-моему, это просто страшно. И со многим сразу же хочется поспорить, ну как же! Ведь не всё же! Ведь не все же такие! Ведь не может быть такого кромешного ужаса!

Конечно, не все, и не всегда. В некоторых семьях картина хотя бы частично иная, а в некоторых – обратная, и чем современнее семьи, тем здоровее в них обстановка (к счастью!). Но массовые ожидания от детей в РФ до сих пор именно таковы, и даже если какие-то мудрые родители не приемлют этих ролей, другие взрослые с большой вероятностью будут вести себя именно так - в детских садах и школах, в поликлиниках, в госучреждениях. Просто потому, что пристыженный, подчинённый и вечно виноватый ребёнок легче управляем и требует меньше ресурсов, а думать о том, как всё это отразится на нём и что вообще с ним происходит, считается ненужным.

Насколько дети способны противостоять такой картине мира – любому из пунктов – когда им, например, два года? Пять? Восемь? Да ни на сколько. Они, конечно, могут интуитивно чувствовать, что что-то идёт не так, потому что им плохо и больно. Но внутренней нормы, которая есть у нас с вами и которая даёт возможность сейчас возразить (например), что у нормальных людей всё иначе – этой внутренней нормы у детей ещё нет. В большинстве случаев они просто-напросто интегрируют такое положение вещей как единственно верное, отращивают в своей голове внутреннего Родителя, списанного более или менее с этого портрета, и несут этого Родителя с собой во взрослую жизнь.

В том числе, в ситуацию, где «родительский перенос», как мы уже выяснили, возникает легко и быстро – в ситуацию взаимодействия с врачом.

Магическая особенность переносных отношений в том, что каждый их участник достаёт из своего внутреннего мира только те фрагменты воспоминаний и те чувства, которые соответствуют принятой на себя роли. Проще говоря, тот, кто в переносе стал Ребёнком – вспоминает всё, что в его личном детстве было связано с ролью ребёнка, и ведёт себя соответственно. Тот, кто в переносе стал Родителем – тоже вспоминает своё личное детство и извлекает оттуда те особенности Родителя, с которыми встречался лично он, как ребёнок (и размахивает ими, согласно родительскому же праву демонстрировать всё, что вздумается).

Так что на приёме у врача, или в больнице, часто разыгрывается драма… Потому что если ни врач, ни пациент не имели опыта позитивного взаимодействия с родительскими фигурами, то бессознательно они оба следуют одному сценарию – тому, который описан в предыдущей записи. Увы. Отсюда и обвинения пациентов в болезни, и пренебрежение, и жестокость, и досада на беспокоящих своими жалобами, и унижение – в общем, всё то, что я описала в прошлогоднем опросе, как типичные примеры поведения медицинского персонала.

В чуть более выигрышном положении - те пациенты, у которых в детстве всё было иначе, чем описано в этой главе. Которые получали от родителей поддержку, которые были уверены, что родители их всегда поймут и защитят. Такие люди и от медицинской системы и её представителей ждут, прежде всего, внимания, понимания и добра. А в случае неадеквата от медработников - чувствуют себя вправе отстаивать себя, и имеют на это ресурс. Более того, врачи нередко откликаются на такие ожидания положительным контрпереносом. То есть, ведут себя, как хорошие Родители, чем помогают выздоровлению и лечению. Не все это могут, но, тем не менее, так бывает. Поэтому у таких людей обычно совсем другая картина типичного визита к врачу, и другая, более добрая, личная статистика.

А вот тем, кто в описании родительско-детских отношений, типичных для нашей ментальности, узнал слишком многое про себя – тем с врачами, как правило, приходится очень сложно. Фрагменты прошлого опыта, которые оживают в их головах при попадании к врачу - в основном, негативные. В ситуации посещения врача или болезни они заранее чувствуют себя беспомощными, тревожными, подчинёнными и виноватыми. Они стыдятся болезни и того, что беспокоят врача. Они подсознательно ожидают ругани, доминирования и агрессии, и не в состоянии сопротивляться, когда всё это происходит.

Если им встречается врач, который в детстве переживал примерно то же самое, плюс, личностно изменён и деформирован отечественной медицинской системой – то диалог будет разыгран, как по нотам.

Конечно же, это не вина пациентов, а беда. Но вот в чем штука – чужой бедой не обязательно пользоваться, и мы не рабы своих поведенческих реакций - это относительно свободный выбор. Вставать в позицию злого раздражённого родителя по отношению к зависимым пациентам - совершенно не обязательно, можно выбрать позицию доброго и заботливого родителя, или, по крайней мере, нейтральную. Но не выбирают. Почему? На то есть несколько причин, и мы начнём их рассмотрение со следующей записи.

Бессменный иллюстратор этого обзора - Катерина Султанова



Tags: МС РФ и как в ней уцелеть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Игла мужского одобрения и другие вопросы

    Соскучились по мне? Это легко исправить :) Мы тут снимали видеокомментарий к ситуации с рекламной кампанией Reebok в России, и случайно получилось…

  • С 1 апреля!

    Отобрали смешные ляпы и неудачные дубли с видеоканала Youtube, получилось довольно много. Желаю вам хорошего смеха сегодня :) Обо мне…

  • C 8 марта!

    Мы живём в интересное время. Особенность его в том, что все очень быстро меняется. В том числе меняется отношение к положению женщин в стране, к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments